RSS
English

Вырастить электронную микроэкономику

Покровский Иван, генеральный директор Информационно-аналитического центра современной электроники

для журнала «Эксперт» №29 (908) 14 июля 2014

В российской электронике сложились негативные тенденции: неэффективное освоение бюджетных средств, слабая конкуренция, зависимость от импорта. Переломить их можно, сделав ставку на средний частный бизнес

Мы публикуем два материала, посвященных проблемам отечественной электроники: статью известного эксперта в этой области Ивана Покровского и интервью с генеральным директором ОАО «Российская электроника» Андреем Зверевым, которые излагают свою точку зрения на ситуацию, сложившуюся в отрасли.

Государство в последние годы уделяет большое внимание развитию электронной промышленности. Для силовых структур это прежде всего технологии, обеспечивающие информационную безопасность и необходимые характеристики вооружений. Для экономистов это высокотехнологичные производства и инновационная деятельность — то, что должно развиваться опережающими темпами, согласно Стратегии-2020 и программам, направленным на сокращение сырьевой зависимости.

Внимание государства к отрасли проявляется в весомых финансовых вливаниях. С 2008 года реализуется федеральная целевая программа (ФЦП) «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники», по которой государством до 2015 года выделяется более 106 млрд рублей на исследования и разработки, а также на модернизацию производства. Сопоставимые суммы направляются на развитие электроники по нескольким другим ФЦП, связанным с развитием оборонной и космической промышленности.

Из отчетов Минпромторга, государственных концернов и холдингов мы узнаем о достижениях в реализации этих программ, получаем оптимистические оценки перспектив. Но проблема в том, что эти оценки не полностью отражают ситуацию. В них не рассматривается значительная часть отрасли — сектор частных предприятий. Кроме того, приводимые экономические показатели отражают увеличение доходов предприятий госсектора, которые часто не связаны с развитием производства и расширением доступных рынков, а обеспечиваются освоением средств, получаемых в рамках государственных ФЦП.

Сложившаяся ситуация опасна тем, что за внешней относительно благополучной картиной официальных показателей скрываются внутренние изменения, которые ведут к снижению конкурентоспособности российских компаний и отрасли в целом.

В статье приводятся результаты исследований*, которые осуществляются в интересах частных компаний и отраслевых ассоциаций. Заказчики не только финансируют исследования, но и участвуют в сборе и верификации данных, в совокупности покрывающих все сегменты отрасли. Это позволяет получить полное и достаточно адекватное описание ситуации, на основе которого компаниями принимаются решения о направлениях и объемах инвестиций.

Милитаризация отрасли

Российская электронная промышленность состоит более чем из 3 тыс. производственных предприятий, для которых разработка и производство электронных компонентов, модулей, блоков и комплексов являются основными видами деятельности. Из них более 500 предприятий полностью или частично контролируется государством, несколько десятков предприятий создано транснациональными компаниями, а около 2,5 тыс. — частные. Общий объем продаж выпускаемого в России электронного оборудования превышает 10 млрд долларов в год.

Измерять динамику развития электронной промышленности через размер выручки предприятий практически невозможно, так как на многих из них невозможно разделить доходы от продаж производимой продукции, услуг по инсталляции, интеграции и обслуживанию систем, дистрибуции оборудования других производителей. О динамике производства электронного оборудования лучше судить по потреблению электронных компонентов (полупроводниковых, пассивных и электромеханических комплектующих, применяемых в производстве электронных модулей и блоков).

Через опросы участников рынка мы ежегодно оцениваем объем поставок электронных компонентов как зарубежного, так и российского производства. (Графики объема и динамики поставок электронных компонентов производственного назначения представлены ниже.)

С начала наших исследований мы наблюдаем корреляцию между динамикой производства электронных модулей и блоков (динамика потребления электронных компонентов) и динамикой цен на нефть (см. график 1).

Хотя число факторов, от которых зависит развитие производства электроники в России, достаточно велико, большинство из них в конечном счете связаны либо с инвестициями сырьевых компаний, либо с расходами зависимого от сырьевых отраслей государственного бюджета, либо с инвестициями компаний, которые обслуживают сырьевой или государственный сектор. Влияние потребительских расходов населения на российскую электронную промышленность не превышает 12% (суммарная доля автомобильной и потребительской электроники в общем объеме отрасли), влияние экспорта — не более 15% (в основном речь идет об экспорте вооружений).

Расхождение кривых на графике за последние два года не говорит об уходе от сырьевой зависимости. Скорее это связано с большей инерционностью отрасли, обеспеченной бюджетными расходами, а многолетние тренды цен на нефть и объемов производства электроники в России по-прежнему совпадают.

На графике 2 представлены данные о годовых темпах роста отрасли. Мы видим, что в течение шести лет радиоэлектронная промышленность росла среднегодовыми темпами 23%. После резкого сокращения в кризисном 2009 году был период восстановительного роста с ежегодным замедлением. В 2013 году рост отрасли составил около 2%, в 2014-м мы прогнозируем в лучшем случае повторение результатов 2013 года, но, скорее всего, будет сокращение общего объема на несколько процентов.

Распределение объема поставок электронных компонентов по назначению выпускаемой на их основе аппаратуры представлено на графике 3. Мы видим, что большая часть отрасли связана с рынками инвестиционного спроса: производство промышленной электроники зависит от инвестиций в модернизацию и развитие промышленности; телекоммуникационного оборудования — от инвестиций операторов связи и развития ведомственных и корпоративных сетей связи; систем безопасности — от инвестиций в строительство недвижимости и инфраструктуры; медицинской электроники — от инвестиций в модернизацию здравоохранения.

На графике 4 показаны изменения доли сегмента военной и аэрокосмической техники. Мы видим, что с 2006 года она выросла более чем в 2,5 раза. Промышленная электроника, развитие которой связано с инвестициями сырьевых, электроэнергетических и производственных компаний, остается на одном уровне, а другие сегменты сокращаются. Наиболее сильно сократились сегменты производства оборудования связи и автомобильной электроники. Этого падения не смог компенсировать рост в сегменте светодиодной светотехники.

Таким образом, в переходе радиоэлектронной отрасли от динамичного развития к стагнации присутствуют две разнонаправленные составляющие: сокращение объемов производства в сегментах инвестиционного спроса и рост производства электроники военного назначения.

Вместе это приводит к очень важной для анализа тенденции последних лет — милитаризации отрасли.

Еще одна важная тенденция — расширение административных методов управления в отрасли. Укрупняющиеся государственные холдинги и концерны одной из главных своих целей ставят сокращение дублирования предприятий по выпускаемой продукции и технологиям — «для повышения эффективности». А предприятия в своих годовых отчетах уже снижают оценки рисков, связанных с конкуренцией.

Это ведет к тому, что предприятия перестают быть субъектами рынка и экономики, превращаясь в пассивные объекты административного управления. Но будет ли это эффективно, если схема владения содержит четыре уровня? Например, в концерн радиостроения «Вега» входит более 20 предприятий, каждое из которых неоднородно по профилю деятельности и группам выпускаемой продукции; сам концерн входит в Объединенную приборостроительную корпорацию; та, в свою очередь, — в госкорпорацию «Ростехнологии» («Ростех»). Кроме того, в управлении участвует департамент радиоэлектронной промышленности Минпромторга, который распределяет между предприятиями средства соответствующей ФЦП на «создание научно-технического задела по перспективным технологиям и конструкциям».

Государство не заменит рынка

Может быть, военно-промышленный комплекс, как говорят многие, превращается в локомотив развития всей промышленности. Может быть, будет так, как записано в стратегии «Ростеха»: «Обеспеченный в рамках первого этапа задел инвестиций в оборудование, НИОКР и преобразование бизнес-модели позволит холдинговым компаниям достичь в отдельных нишах и сегментах уровня, сопоставимого с мировыми лидерами. С 2015 года будут осуществляться инвестиции в дальнейший рост и выход на лидирующие позиции». Тогда стагнация отрасли будет недолгой, и она скоро вновь выйдет на высокие темпы роста.

Однако наша оценка говорит о другой перспективе. Минпромторг регулярно отчитывается о высоких показателях роста радиоэлектронной промышленности (опуская, как уже было сказано выше, то, что рассматривается не вся отрасль, а только так называемые подведомственные департаменту радиоэлектронной промышленности предприятия). Рост их выручки связан с ростом государственных расходов на финансирование федеральных целевых программ и гособоронзаказа. ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 годы по своим целям является инвестиционной программой. По факту же это программа дотирования предприятий.

Из выделенных государством 110 млрд рублей примерно 60% уходит на НИОКР. Предприятия показывают рост выручки от «производства научно-технической продукции», а по сути, от освоения средств ФЦП. Выполнение НИОКР по ФЦП стало для многих предприятий высокодоходным направлением деятельности, но они не рассматривают его как участие в инвестиционных проектах. Предприятия не несут ответственности за внедрение разработок, выполненных по ФЦП. Результатами НИОКР часто становятся многостраничные отчеты с пространными рассуждениями на заданную тему. В качестве прототипов нередко сдаются перекорпусированные приборы зарубежного производства. Нередко предприятия передают выполнение НИОКР (подготовка отчета и прототипа) подрядчикам: за 10–15% стоимости НИОКР в течение нескольких месяцев небольшие частные компании выполняют задачи, оцениваемые государством в десятки миллионов рублей, а основной исполнитель сдает эти работы как свои.

Еще 40% средств ФЦП идет на закупку средств разработки и производства: технологического и измерительного оборудования, САПР. За государственный счет каждое предприятие стремится купить себе современные станки и оборудование, не особенно задумываясь об инвестиционной отдаче и возможностях кооперации. Все это уводит предприятия далеко в сторону от созидательной деятельности и от развития компетенций, полезных конечным заказчикам.

Увеличение гособоронзаказа тоже пока не стимулирует предприятия повышать эффективность. Ценообразование гособоронзаказа от затрат обеспечивает выживание предприятий, но не развитие. При ценообразовании от затрат предприятиям невыгодно сокращать штат сотрудников, отказываться от трудоемких технологий производства. Значительное увеличение объема гособоронзаказа и дефицит производственных, главным образом кадровых, ресурсов заставляет многие предприятия ВПК сокращать объем производства продукции на экспорт. Отказываясь от более прибыльных поставок, компании теряют возможность накапливать собственные инвестиционные ресурсы и вынуждены обращаться за инвестиционной поддержкой к государству.

Сложившаяся практика государственного финансирования от затрат неизбежно приводит к росту цен на выпускаемую продукцию. Этот рост обосновывается необходимостью компенсировать инфляцию, повышение заработной платы, цены на энергоресурсы и т. д. На примере электронных компонентов мы видим, что разрыв в ценах на функциональные аналоги российского и зарубежного производства постоянно растет и достигает сотен процентов. Российская продукция дорожает по причинам, указанным выше, а цены на зарубежную электронику снижаются благодаря технологическому развитию, постоянному расширению масштабов производства и объемов продаж.

Еще одной проблемой военно-промышленного сектора отрасли являются ограничения на использование компонентов и технологий зарубежного производства. С одной стороны, Министерство обороны России запрещает использовать импортные комплектующие, с другой — власти США накладывают экспортные ограничения на поставки американских технологий для производства вооружений, создающих угрозу безопасности США.

Но фактически запрет на использование комплектующих зарубежного производства в производстве военной и аэрокосмической техники не работает. Он невыполним без существенных потерь в функциональных характеристиках изделий. Процесс получения исключительных разрешений Минобороны на использование зарубежных компонентов за последние годы поставлен на поток. Однако исключительные разрешения не предполагали до сих пор никакой системности. Никто не знает, какая номенклатура зарубежных компонентов в какой аппаратуре используется. Даже предприятия-заказчики не знают, по каким каналам закупаются зарубежные компоненты. Это приводит к тому, что нет никакой возможности управлять рисками экспортных ограничений, рисками поставок контрафакта и другими рисками, связанными с использованием импортных компонентов в аппаратуре военного и аэрокосмического назначения. Управление рисками технологической зависимости было бы возможно при использовании преимущественно взаимозаменяемых компонентов и модулей, при планировании дублирующих каналов поставок. Это требует от управляющих структур специальных компетенций.

Большинство новых разработок последних лет выполнено с использованием комплектующих зарубежного производства, аналогов которым в России нет и не ожидается. Трудно поверить, что в течение двух-трех лет можно полностью уйти от использования импортных компонентов в производстве военной и аэрокосмической техники, ведь цикл разработки аппаратуры специального назначения составляет не менее пяти лет. Быстро отказаться от использования импортных компонентов можно, вернувшись к производству аппаратуры предыдущих поколений, но это приведет к существенным потерям в характеристиках.

Как переломить негативный тренд

Во-первых, нужно понять, где движущая сила развития. По нашему мнению, локомотивом развития могут стать только сильные частные компании, работающие на конкурентных рынках. Если мы соберем российские компании, работающие на таких рынках, с объемом производства (продаж собственной продукции) более 1 млрд рублей в год, мы увидим около ста по-настоящему боевых команд с харизматичными лидерами, мы увидим современные по мировым меркам технологии и уровень организации. В этих коллективах нет проблем с идеями развития. Они первыми видят новые возможности, а порой сами их формируют. Они знают, как побеждать в конкуренции, и любят конкурировать (см. «Успешные частники в электронике»).

Для обеспечения устойчивой конкурентоспособности российским компаниям нужно наращивать масштабы деятельности. Для сравнения: годовой объем закупок полупроводниковых компонентов компанией Apple составляет 30 млрд долларов, а у крупнейших российских компаний — 30 млн долларов, то есть разница на три порядка. В ценовой конкуренции победит тот, кто крупнее, так как получит лучшую цену на комплектующие, а в технологической конкуренции — преимущества, поскольку ему первому предложат новейшие технические решения. Масштаб деятельности важен и в конкуренции за кадры, и в конкуренции за доступ к финансовым ресурсам. Важная задача государства — субсидировать разницу в расходах российских и ведущих транснациональных компаний, предоставляя российским компаниям возможности равной конкуренции. В первую очередь для российских компаний, стремящихся стать транснациональными, важен доступ к дешевым финансовым ресурсам. При организации такой поддержки никак не обойтись без индивидуального обсуждения стратегий компаний и настройки государственной отраслевой политики на поддержку корпоративных стратегий.

Государству нужно отказаться от механистического формализованного подхода, хотя бы на отраслевом уровне. Нужно разбираться в микроэкономике отдельных предприятий, в разнообразных моделях производства, разных потребностях. Интеллектуалоемкий бизнес OEM-компаний, чувствительное к стоимости комплектующих и логистики контрактное производство аппаратуры, инвестиционноемкое производство микроэлектроники — все они требуют разных подходов, у них разная инерция развития, и они оказывают существенное влияние друг на друга. Требуется понимание этих особенностей и взаимосвязей, чтобы умело поддерживать развитие отрасли.

Для развития сотен предприятий, работающих в сфере ВПК, государству необходимо возвращать внутреннюю конкуренцию. На каждом ключевом направлении должно быть минимум два ведущих предприятия. У них должна быть возможность выбирать лучших технологических партнеров, поставщиков, подрядчиков. Их не должны обременять обязательства по поддержке предприятий, приписанных к ним в рамках различных концернов и интегрированных структур. Весь объем финансирования, связанный с разработками и производством для ВПК, должен распределяться между головными предприятиями, а через них доходить до технологических партнеров. Должна сформироваться матричная организация, в которой по вертикали — головные разработчики и интеграторы комплексов, ответственные за крупные государственные проекты, а по горизонтали — поставщики технологий, комплектующих, услуг по контрактному производству и разработкам, среди которых должны быть и государственные, и частные компании, функционирующие в общей конкурентной среде.

Задачи государства в этом секторе отрасли таковы. Со стороны Министерства обороны — формирование долгосрочных планов развития военной техники, постановка задач по созданию оборудования новых поколений, выбор на конкурсных условиях головных исполнителей этих задач и финансирование их проектов. Со стороны профильного департамента Министерства промышленности и торговли — развитие производственной и научной кооперации, поддержка и развитие конкурентоспособных горизонтально ориентированных компаний.            

Примеры успешных частников в электронике

Корпорация «Энергомера» (Ставрополь) — диверсифицированный холдинг; занимает 30% российского рынка приборов энергоучета, около 30% мирового рынка сапфировых материалов для производства оптоэлектроники.

Холдинг «Инкотекс» делит с «Энергомерой» лидерство на рынке счетчиков электроэнергии, является ведущим производителем больших светодиодных экранов и светильников, а также одним из лидеров рынка торгового и фискального оборудования.

Корпорация «Дженерал сателайт» — российский разработчик и производитель приставок цифрового телевидения; компания сама сформировала рынок спутникового телевидения (бренд «Триколор»), за счет собственных инвестиций построила крупнейшее в Восточной Европе производство приставок и обеспечила нам цифровое вещание до того, как будут реализованы соответствующие госпрограммы.

Ведущим российским производителем передающего оборудования для телерадиовещания является частная новосибирская компания «Триада ТВ».

Почти в каждом офисном здании мы видим устройства Bolid, С2000, PERCo. Это российские разработки и российское производство лидеров рынка систем безопасности и контроля доступа — подмосковной компании «НВП “Болид”» и санкт-петербургской PERCo.

Каждый, кто связан с промышленной автоматизацией, знает продукцию компании «Овен». Это своего рода русский Siemens, выпускающий широкую номенклатуру контрольно-измерительных приборов, промышленных котроллеров, блоков питания и управления электроприводами. Компания построила современный завод в Тульской области, имеет центры разработок в Москве и Харькове.

Каждый автовладелец сталкивался в автосалонах с противоугонными системами, разработанными и выпускаемыми компанией StarLine из Санкт-Петербурга, лидером этого рынка.

Ведущими российскими производителями телекоммуникационного оборудования являются компании Т8 (оборудование для оптических линий связи), InfiNet Wireless (производитель систем широкополосного беспроводного доступа), «Микран» — радиорелейное и радиолокационное оборудование.   

*Ежегодное исследование рынка электронных компонентов было проведено компанией «Совэл» по заказу Ассоциации поставщиков электронных компонентов (АСПЭК) в 2012 году.

График 1. Коррекция между динамикой проиводства и потребления электронных компонентов и динамикой цен на нефть

График 2. Годовые темпы роста электронных компонентов

График 3. Распределение объема поставок электронных компонентов по назначению выпускаемой на их основе аппаратуры

График 4. Изменения доли сегмента промэлектроники, военной и аэрокосмической техники в потреблении электронных компонентов

Новости

Стратегия развития отрасли

Центр Современной Электроники инициирует разработку стратегии развития радиоэлектронной промышленности
Подробнее...

Социальные вопросы управления промышленностью

В разделе "Публикации" нашего сайта размещена свежая статья "Социальные вопросы управления промышленностью".
Подробнее...

Инфографика, иллюстрирующая распределение стоимости производства

Представляем инфографику, иллюстрирующую распределение стоимости производства по видам работ.
Подробнее...

Заканчивается общественное обсуждение новой редакции Госпрограммы развития радиоэлектронной промышленности до 2025 года

Прилагаем текст Госпрограммы с приложениями и обоснованием и детальным графиком на 2015 – 2017 годы.
Подробнее...

Специальное предложение для заказчиков отчетов маркетинговых исследований

Вы можете приобрести отчеты маркетинговых исследований со скидкой при заказе двух или трех отчетов этого года.
Подробнее...

© 2012 Центр соверменной электроники | E-mail: info@sovel.org | тел. (495) 505-15-38